Пахра 18 мая 2015 года

Выехал в ливень – все вокруг было обложено серым маревом, но на этот раз удалось доехать до края тучи. Пахра встретила хоть и ненадежным, но все же солнцем. Дожди последних дней привели к тому, что вода в реке поднялась на полметра, и на моей любимой ямке река так несла поплавок, что ловить можно было не дальше метра от берега. Течение усиливал сильный северо-западный ветер, дувший прямо мне в лицо. Насаживал пшеницу, на этот раз она была крупная, распаренная до размеров гороха, накануне ее в подольском магазине «Природа» купила жена. Пшеница нежно благоухала молотой коноплей, но клюнула на нее только одна маленькая плотвица. Я попробовал поставить двухграммовый поплавок, чтобы насадка подольше задерживалась в зоне ямы, но и этот вроде бы тяжелый для Пахры поплавок, течение топило через несколько секунд. Тогда стал ловить на полудонку, а поплавок клал на воду у самого берега. Начались нервные поклевки – это была явно плотва, но тащить тяжелую снасть она не хотела и потому дергала и бросала, дергала и бросала. Во время очередного заброса у меня запуталась леска на катушке, распутать ее не удалось, пришлось порвать и, конечно, именно в этот момент  поплавок показал несколько поклевок "на утоп", потом по-лещевому лег на воду и пошел в сторону – все это происходило в то время, когда я вязал узел "змеевик", связав который, подсек,  но на крючке уже давно ничего не было – ни пшеницы, ни рыбы. Расстроившись, решил спуститься ниже по реке и найти место, где течение не такое быстрое. Один местный рыболов мне как-то рассказывал, что он специально вырубил на берегу ниже по течению  кусты, чтобы было удобнее ловить лещей. 

 Я нашел  это место – течение рядом с ним было медленным и даже … обратным. Здесь я совершил классическую ошибку рыболова – поскольку удочка уже была наготове, я ее забросил... не развернув подсачек.  Поплавок тут же исчез, я подсек и сразу понял: на крючке – крупный голавль, и поднять его на берег без подсачека я не смогу. Решил утомить его посильнее, но это не получалось, так как он вообще не уставал и, мало того, не желал отрываться ото дна – знак, что рыба крупная. Я попробовал развернуть подсачек одной рукой, но это не удавалось. В надежде, что голавль не сорвется, я перестал его водить и, положив удочку на рогатку, начал лихорадочно разворачивать подсачек. В ту же минуту голавль (если это был голавль) рванул к берегу, в коряги, где и замер.  С подсачеком в левой руке, я правой вновь поднял удилище и натянул леску – тяжесть на леске не шевелилась, потянув, я увидел выплывающую на поверхность корягу. Любимый трюк голавля - забраться в коряги или траву и провернуться там вокруг своей оси, чтобы избавиться от крючка.  Говорят, правда, что в этом месте Пахры клюют и сазаны… Расстроенный от неудачи, вернулся на старое место, где течение стало немного спокойнее. Клюнула очередная дежурная плотвичка и все. Решив, что на сегодня достаточно, я смотал удочки. Вернувшись к машине, отдал местному дачнику Толе оставшуюся пшеницу, а  фермер Дима вручил мне бутылку коньяка за предыдущий улов, который я отдал ему. Коньяк у Димы хороший, а поскольку семья у нас совершенно непьющая, жена понемногу добавляет его, когда печет пироги.  


Write a comment

Comments: 0

Великий английский рыболов и писатель Исаак Уолтон написал знаменитую книгу "The Compleat Angler, or the Contemplative Man's Recreation".

Впервые за 350 лет здесь  можно купить ее русский перевод в электронном виде   

10 декабря 2014 года исполнилось 170 лет со дня рождения великого русского рыболова, ученого и писателя Леонида Павловича Сабанеева, автора книги "Рыбы России. Жизнь и ловля (ужение) наших пресноводных рыб"